Журнал о спорте, фитнесе и здоровье

Известно ваше намерение создать в Питере футбольную школу имени Юрии Морозова. На каком этапе реализации находится проект?

Эта тема застопорилась, потому что до сих пор, к сожалению, не удается найти понимания со стороны руководителей спортивного комитета Санкт-Петербурга. Был хороший вариант с местом строительства, однако землю отдали под легкоатлетическое сооружение, предложив взамен старый стадион на окраине. Пока мы с чиновниками не находим точек соприкосновения. Но я не отчаиваюсь и постоянно работаю над осуществлением своей идеи.

Что будет представлять собой футбольная академия?

Хотелось бы сделать огромный комплекс с двумя искусственными полями, тренажерным залом, бассейном и раздевалками.

Для вас это бизнес, пиар или дань памяти?

Во-первых, это нужно для развития детско-юношеского футбола в Питере. Назвав спортивный центр в честь Юрия Морозова, я тем самым почту память этого замечательного тренера. О бизнесе и пиаре в данном вопросе я задумываюсь точно не в первую очередь. Конечно, если проект начнет приносить прибыль, я возражать не стану, но не рассматриваю финансовый доход как первостепенную задачу.

Ведете себя с молодежью так же, как некогда в «Зените» старожилы общались с вами?

В то время молодежь и взрослые игроки вне поля меньше контактировали друг с другом. Мне же совершенно не зазорно посидеть с кем-нибудь из начинающих футболистов.

Помните свои первые впечатления от приезда в сборную?

Воочию увидел Карпина, Мостового, Онопко и других звезд. Не верил, что тренируюсь с такими футболистами, да еще под руководством Олега Ивановича Романцева. Однако в те годы в национальной команде была менее раскованная обстановка, нежели теперь. Приехав на игру с Эстонией в 2002 году, общался в основном с Сычевым. На чемпионате мира тоже чувствовалась отдаленность состоявшихся игроков от нас, молодых.

В память врезался эпизод, как вы утешаете Сычева после поражения от Бельгии, означавшего для России вылет из групповой стадии. Каким вам видится тот момент спустя годы?

Невозможно описать, что мы тогда пережили. Делали все возможное, победа была так близко... Это эмоции, которые не скроешь. Все воспринималось словно личная трагедия.

В бизнесе есть правило: чтобы проект стал успешным, надо разделять ценности, которые он пропагандирует. Что ценится в национальной команде?

Главная ценность - помимо, естественно, побед - добрые отношения. Тренерский штаб создал удивительную атмосферу, все основано на доверии, поэтому ты каждый раз с нетерпением ожидаешь возвращения в сборную.

Некоторые признаются, что до сих пор приезжают в сборную, как в первый раз. А вы?

Дрожи в коленках уже нет. Зато всегда испытываю огромную радость, желание помочь команде постоянно чувствую колоссальную ответственность: за честь России играем,
как громко это ни звучит.

О Хиддинке говорят все, но для каждого он свой. Какой Гус для вас?

Очень открытый человек, у которого получилось самое главное - создать коллектив. Всех ребят и меня в частности он научил верить в собственные силы, что и приносит соответствующие плоды.

В чем заключается роль тренера?

Он должен быть психологом, чтобы сплотить команду - на хороших эмоциях играть легче. Важно сохранять эти эмоции не только после побед, но и в случае неудач. Переучить футболиста, которому уже 23 года, невозможно. Рели он отдает пас так, его нельзя заставить делать это иначе. Естественно, можно дать тактические задания, указать направление передач - но не учить технике.

В прошлом году, когда у вас не все получалось в игре, Андрей Кобелев ни разу не позволил себе публичных упреков в ваш адрес. Важное обстоятельство?

Андрей Николаевич указывал на мои ошибки в приватных беседах. Когда меня приобретали, возлагали определенную надежду. Сейчас, получается, за два года отрабатываю. Повезло, что завоеванная бронза сместила внимание общественности от меня в сторону клуба. А клубные интересы всегда ставлю выше индивидуальных.

Помните период, когда Кобелев был капитаном «Зенита»? Что отличало его от остальных игроков?

У него свое понимание футбола. Он всегда старается играть красиво. Там, где другой действовал бы в три касания, мог сделать одно. Это еще раз доказывает, что человек — мастер своего дела.

Вы покидали Россию с желанием попробовать себя в более сильном национальном чемпионате. А если опять почувствуете, что переросли уровень отечественного первенства?

Я выступал за «Зенит» шесть лет, последовало серьезное предложение ОТ команды, являвшейся лидером примеры и победившей в Кубке УЕФА. Решил: почему бы и нет? Вдруг в будущем не появится ВОЗМОЖНОСТИ поиграть в столь сильном чемпионате, как испанский? Имела значение и большая заинтересованность во мне тогдашнего тренера «Севильи». Трудно сказать, перерос я наш чемпионат или нет. Тогда это было произнесено в сердцах, по неопытности. Сегодня получаю удовольствие от игры в «Динамо».

Если снова позовут за границу, не боитесь обжечься повторно?

Конечно, меня привлекают английская и испанская лиги. Главное для футболиста - не останавливаться в развитии, постоянно прогрессировать. Но теперь я старше, поэтому постараюсь тщательнее взвесить все «за» и «против».

Как по прошествии времени оцениваете испанский отрезок карьеры?

Уезжать определенно стоило, говорю без тени сомнений. Испытав себя, я понял, что готов играть на самом высоком уровне. Там получал настоящее удовольствие от футбола. К сожалению, стечение обстоятельств не позволило мне задержаться в Европе надолго.

Что же произошло между вами и тренером «Севильи»?

У каждого человека свои симпатии. Одним нравится синий цвет, другим - нет. Так и здесь: новый тренер не видел в составе нападающего Кержакова, тогда как предыдущий, напротив, выпускал меня в основе. Такова жизнь, надо нормально относиться к подобным проявлениям ее законов.

Что в Испании явилось для вас полной неожиданностью?

Погода. Поначалу удивляла расхлябанность испанцев: на решение элементарных вопросов уходило несколько дней. Что касается футбола, было непривычно видеть неизменные аншлаги на стадионах - как на матчах с топ-клубами, так и на играх против аутсайдеров. Футбол в Испании - религия. Дай Бог каждому такое прочувствовать.

Бывали на корриде?

Только по телевизору несколько раз видел, после чего желания посещать это своеобразное мероприятие отнюдь не прибавилось: как ни крути, насилие над животными.

Лидеры российской сборной все чаще уезжают в западные команды. Вы имеете незаурядный опыт в вопросах смены клуба. На что следует обращать внимание, прежде всего?

У каждого своя ситуация. Чтобы не возникало проблем, в любом случае надо позаботиться о страховке, а также об оформлении визы не только для себя, но и для родных. Остальным должны заниматься квалифицированные агенты.

Кто сейчас ведет ваши дела?

Надобность в агенте пока отпала. Имеется соглашение с одной испанской компанией, но его срок скоро истекает.

Раньше вы работали с Константином Сарсанией. Сейчас с ним общаетесь?

Нет.

Тем не менее, он по-прежнему называет вас одним из своих лучших клиентов...

Мы сотрудничали с 2002 года. Когда я задумался о переходе, Сарсания уже работал в «Зените», ему было сложно отстаивать одновременно позицию клуба и защищать мои интересы. Хорошие отношения с руководством «Зенита» он наладил в числе прочего в процессе переговоров по продлению моего контракта. Несмотря на все разногласия, стоит отметить исключительный профессионализм Константина.

Что вы в свои 26 лет думаете о популярности?

Нынешний уровень популярности меня вполне устраивает. Карьеру российского Бекхэма строить не планирую. Если и буду участвовать в рекламных проектах, го не в ущерб футболу.

Что вам дало попадание на экран?

Практически каждому человеку присуще желание стать известным. Людям спорта, искусства это позволяет самореализоваться. Кроме того, родные, живущие в другом городе, получили возможность видеть игры с моим участием.

По-прежнему соблюдаете принцип «бил, бью и буду бить» или с годами что-то меняется?

Мысленно но программирую себя па отступление от своего кредо. Всегда в игре стараюсь выкроить момент, чтобы произвести удар.

Раньше интервью с вами приравнивалось к подвигу, сейчас вы не избегаете репортеров. С чем это связано?

В прошлом были периоды, когда я давал слишком много интервью, потом, правда, почти не общался с прессой. Все зависит от ситуации: есть спрос - почему бы не уделить внимание журналистам? Понимаю, что у них своя работа. Обстоятельно поговорить можно раз в две недели или раз в месяц, если это действительно интересно. Порой в таких беседах что-то анализирую для себя. Однако не собираюсь пускать представителей СМИ в личную жизнь.

Повлияло ли на вас в этом плане выступление в европейском чемпионате?

В какой-то степени. Я не слишком хорошо владел языком, чтобы общаться с прессой после матчей, а испанские коллеги терпеливо отвечали на вопросы корреспондентов. Понял, что это тоже подчеркивает уровень профессионализма. Надо совершенствоваться, брать пример с футболистов одной из сильнейших лиг.

Когда Россия станет для высококлассных иностранцев привлекательным вариантом?

Многое зависит от достижений наших команд на международной арене и игры российских футболистов в европейских клубах. Хотя заметьте, болельщики «Арсенала» не будут поддерживать «Челси» в финале Лиги чемпионов. У нас же отношение к команде во внутреннем первенстве отличается от отношения к ней же в ходе еврокубковой кампании. Это особенность русского менталитета: умение объединиться против внешних соперников, руководствуясь принципом «один за всех и все за одного».

Рейтинг: 
Голосов пока нет

Календарь

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Май 2018
 

Опрос

Занимаетесь ли вы фитнесом?

Интересно

Кто первым крикнул: "шайбу!"

Литография XIX века, выставленная в галерее искусств канадского Галифакса, спровоцирова...

Football Inform © 2018